Домомучительницы

"Глаза Карлсона засверкали.
- Тебе повезло, - сказал он. - Угадай, кто лучший в мире укротитель домомучительниц?
Малыш сразу догадался, но никак не мог себе представить, как Карлсон справится с фрекен Бок."

Астрид Линдгрен. "Малыш и Карлсон"

"Прихожу как-то посидеть-выпить в самое такое простое, затрапезное заведение. Появляется пара типа Фрекен Бок и Карлсона. Она - такая огромная, массивная, а он - маленький, кругленький. Тетка подходит, смотрит грозно:
-- Послушай, малыш, ты часом не гей?
Я (испуганно):
-- Нет.
-- А... жалко. А вот он, - показывает пальцем. - Он - гей!
Я понимающе киваю, типа, очень приятно...
-- А я, - говорит, - его хозяйка (landlord, домомучительница :)
-- А-а-а... (к чему она клонит-то???)
-- У него недавно друг в другой штат переехал, хочу ему нового друга подобрать, чтоб не водил домой кого попало.
Карлсон только смирно кивает и улыбается, да мол, лэндлордша все верно говорит."

Из письма Леонида Делицына на ЕЖЕ-лист. Цитируется с разрешения автора

Все так странно совпало.

Сначала был Карлсон, "лучший в мире укротитель домомучительниц". Карлсон, впрочем, был всегда, он вселял надежду и служил примером для подражания. Ребенок фантастически бесправен и зависим - сколь бы славными людьми ни были его родители, которых, к тому же, не выбирают. В детстве я был революционером (но не штурмовиком, а скорее подпольщиком), а образ Карлсона заменял мне фотографию Че. "Лучше умереть, играя со спичками, чем жить на коленях в углу" - примерно так. Героическая была эпоха.

Потом, десятки лет спустя, появилась трагикомическая история, рассказанная Леонидом Делицыным, - я процитировал ее двумя абзацами выше. Внешность действующих лиц заставляет задуматься о своего рода "возмездии". Мир изменился. Бессмертный Карлсон снимает комнату у бессмертной же Домомучительницы. "Укатали Сивку крутые горки". Домомучительница же неуязвима и неизменна. Абсолютное зло, воплощением которого, несомненно, является фрекен Бок, вообще отличается успокоительным постоянством.

А в минувшие выходные я читал дивный роман Лауры Эскивель "Шоколад на крутом кипятке", сотканный из любовных историй, кулинарных рецептов и магии (особой ее разновидности, для "приватного пользования", так сказать). Мне было ясно, что писать об этой книге я не стану, поскольку о ней только что "Книги", но я все равно читал и не мог оторваться, несколько часов кряду - недопустимое расточительство!

"Неприятности начались со следующего же дня, как только Малыш пришел из школы. На кухне не было ни мамы, ни какао с плюшками - там теперь царила фрекен Бок, и нельзя сказать, что появление Малыша ее обрадовало.
- Все мучное портит аппетит, - заявила она. - Никаких плюшек ты не получишь.
А ведь сама их испекла: целая гора плюшек стыла на блюде перед открытым окном.
- Но... - начал было Малыш.
- Никаких "но", - перебила его фрекен Бок. - Прежде всего, на кухне мальчику делать нечего. Отправляйся-ка в свою комнату и учи уроки"

Астрид Линдгрен. "Малыш и Карлсон"

"В доме все было под замком и строгим контролем. Без милостивого согласия Матушки Елены ни одна чашка сахара не могла быть взята из кладовой."
Лаура Эскивель "Шоколад на крутом кипятке"

История про Карлсона и Домомучительницу все же дает мне повод упомянуть роман Лауры Эскивель, поскольку одна из героинь "Шоколада на крутом кипятке", Матушка Елена, являет собой идеальный тип Домомучительницы. Теперь есть повод провести очередную забавную аналогию, а заодно - лишний раз напомнить, что каждая Домомучительница отягощена собственной цепью - даже, если это всего лишь цепь, на которой висит связка ключей от ее "царства". Есть повод лишний раз заметить, что во многих сердцах живет неистребимая страсть к "Домомучительницам" - рыжий гей из нью-йоркского бара вполне мог бы просто сменить квартиру вместе с хозяйкой - но нет же, он покорно таскался за ней по барам, ожидая, пока она выберет ему нового дружка - с той же тупой безапелляционностью, с какой выбирала женихов своим дочкам Матушка Елена.

Можно, в конце концов, признать: невелика хитрость "низвести" фрекен Бок, но грош цена тому, кто не совладает с рабским желанием успокоиться под теплым боком Домомучительницы - кем бы она ни была.

Вместо постскриптума - потрясающая цитата из Лауры Эскивель, отрывок, ради которого, откровенно говоря, следовало бы прочитать любой текст, а не только этот шедевр.
"У моей бабушки была весьма любопытная теория: она считала, что все мы рождаемся с коробком спичек внутри, а так как мы не можем их зажигать сами, то нуждаемся, как это происходит во время эксперимента, в кислороде и пламени свечи. Правда, в этом случае кислородом, например, может быть дыхание любимого существа, а свечой - любой вид пищи, ласка или голос, взрывающие детонатор, вот так и воспламеняется одна из наших спичек. На мгновение мы чувствуем, что ослеплены горячим чувством. Внутри нас возникает приятный пыл, мало-помалу исчезающий, покамест новый взрыв не вернет его сызнова нашему телу. Каждый должен уяснить, какие у него запалы, детонаторы, только так он сможет жить, ведь жар, который возникает от возгорания одного из них, это то, что питает энергией душу. Иными словами, эта горючая смесь - то, чем вы питаетесь. Если кто-то вовремя не узнает, какие у него запалы, коробок спичек отсыреет, и мы уже никогда не сможем зажечь ни одной спички."

Далее Лаура Эскивель прибавляет, что "надо держаться подальше от людей с холодным дыханием. Одно их присутствие может погасить самый жаркий огонь."

Да уж, "Домомучительницы" - сущая находка для тех, кто боится играть со спичками…