"Пошути со мною, небо!"

Сегодня до меня дошло, что рубрика Macht Frei существует уже год, а это значит, что я вот уже год бесперебойно акынствую, рассуждая (худо ли, хорошо ли) о книжках - прочитанных когда-то давно или впервые открытых за полчаса до отправки свежего выпуска в редакцию. В качестве своего рода именинного послабления я, пожалуй, сегодня буду писать не о книжках, а о чем-нибудь другом. Тем более что предмет грядущего трепа уже лежит у меня на столе и мешает сосредоточиться на какой-то другой теме.

Поразительные вещи можно обнаружить, разбирая старые архивы. В течение последнего месяца я удивлялся столь часто, что, кажется, израсходовал отпущенную мне небом норму и теперь до конца жизни буду сохранять каменноликую невозмутимость индейского вождя.

Но сегодня, всего полчаса назад, я нашел нечто совсем уж из ряда вон выходящее. Самодельная карточная колода, предназначенная для гадания. Только теперь я припоминаю, что много лет назад (больше десяти, это точно) мы с другом договорились сделать гадальные колоды: каждый - свою; а потом погадать друг другу и всем желающим. Честно говоря, я уже не помню, что мы там друг другу нагадали (и нагадали ли вообще), но колода, которую я тогда составил, - вот она, у меня в руках, дряхлая, как коптский папирус. Надписи на картах представляют собой скорее сборник цитат из самых неожиданных источников, чем личное творчество.

Десятка пик.
Пока я спал, я слышал ваши речи - это из "Скорбного бесчувствия" Сокурова; фильм этот попал на экраны города, где я в то время - в 86-м году - жил. Моя гадальная колода, насколько я понимаю, относится к тому же периоду времени. При гадании эта карта могла означать либо некий "заговор", плетущийся за спиной заинтересованного лица; либо совет обращать больше внимания на содержание снов и стараться правильно их интерпретировать. Трактовка зависела от сиюминутного настроения "оракула" (моего, то бишь).

Король пик.
Святозаров расслабился - а это цитата из творчества знакомого графомана, над которым все тихо потешались, но вслух почему-то не ругали, а смущенно отводили глаза. Есть еще надпись Святозаров напрягся - почему-то на десятке треф. Что характерно, обе надписи сводили содержание предыдущего гадания к легкомысленному "а, пустяки, ничего с тобой не случится".

Восьмерка бубен.
Пей, жабка, пей - эту фразу сказал мой знакомый художник, наливая себе в чашку бледно-желтую безвкусную жидкость (в восьмой примерно раз заваренный чай). При гадании обычно давала повод прочесть длинную и малосодержательную лекцию о вреде алчности.

Девятка пик.
А бабы-то и нет - сокрушенный вопль моего соседа, алкоголика Димы, каждую ночь раздавался под сводами коммунального коридора. Дополнительных интерпретаций при гадании обычно не требовалось.

Король треф.
"Подмойся, я к тебе приду" - таким образом моя подружка (где-то она сейчас... или где я сам?) продолжила знаменитое "прощай, немытая Россия". Карта означала обычно, что человек, которому гадают, чрезвычайно требователен, к тому же относится к окружающим с недопустимым пренебрежением.

Шестерка бубен.
Это не то, о чем думают варвары - это была моя любимая фраза (и моя любимая карта), но по странной иронии судьбы не могу припомнить, откуда она взялась. Может быть, сам придумал? Да нет, вряд ли... Как бы там ни было, эта карта считалась одной из самых благоприятных и одновременно тревожных, поскольку указывала на явную неординарность "клиента", но и намекала на некую загадочную "темную сторону" его судьбы.

Туз бубен.
Запасной рай - так мои приятели называли мою комнату в саморазрушающейся коммуналке. Дескать, каждый, кого в очередной раз изгнали из личного "рая", должен помнить, что есть еще и "запасной рай", куда всегда можно прийти. Когда-то это было правдой, но я уже давно завязал с гуманитарной деятельностью… При гадании карта считалась очень благоприятной, поскольку указывала на некий "тыл", который надежно защищен и никуда не денется, что бы ни случилось.

Семерка бубен.
"День победы порохом пропах" - ну, эта-то цитата понятно откуда: песню, небось, все помнят. Но вырванная из контекста она когда-то показалась мне отличной заменой для классического выражения "пиррова победа". При гадании, ясное дело, означала успех, за который придется слишком дорого заплатить.

Дама червей.
"Может только утомить" - ну, это точно из какого-то гороскопа, которые в те годы были еще экзотической редкостью. Не помню, правда, по какому именно знаку зодиака столь убийственно проехались. При гадании указывала, что бедняге придется пережить долгую череду утомительно однообразных дней.

Король бубен.
Самый нежный полигон - не то кровать поначалу имелась в виду, не то некая загадочная составляющая сложной метафизической системы, изобретенной за один вечер и благополучно забытой к концу недели... Кажется, все-таки второе. Но не уверен. При гадании, однако, эта карта была одной из самых таинственных и многообещающих: под "нежным полигоном" в данном случае подразумевалась жизнь "клиента", каковая якобы стала своего рода "испытательным полигоном" для новых, "высокотехнологичных" орудий судьбы.

Шестерка червей.
Кокошка придет, задушит - собственными ушами слышал, как один коллекционер-маньяк, человек энциклопедических знаний и достоевского надрыва, пугал именем художника Кокошки свою малолетнюю дочку! При гадании, однако, означала, что все опасности и неприятности лишь примерещились, бояться нечего, жизнь прекрасна.

Валет пик.
Пошути со мною, небо! - эта фраза принадлежит моему хорошему другу. Он произнес ее громко и отчетливо (к слову сказать, отнюдь не по пьянке), после чего буквально через полчаса разразилась роскошная гроза - в ноябре-то месяце! Разумеется, мы были в восторге, хотя и испугались немного, честно говоря... При гадании карта с этой надписью означала, что "клиент" находится в "центре циклона" своей судьбы. Но она очень редко выпадала. Возможно, никогда...

Туз треф.
Учебная тревога. При гадании эта карта считалась довольно благоприятной, поскольку давала понять, что все проблемы уладятся сами собой, как только пострадавший продемонстрирует готовность с ними справиться...

Пожалуй, пора все же остановиться.

Когда я начинал писать, я планировал украсить текст каким-нибудь многозначительным и проникновенным финалом. Например, сентиментально заметить, что когда-то эта самодельная карточная колода предназначалась для того, чтобы рассказывать о будущем, а теперь она может рассказывать лишь о прошлом... Была другая идея: вытащить одну за другой несколько карт и написать, что получилось, устроив, таким образом, принародный сеанс гадания.

Ничего в таком духе я делать не буду. Потому что напоследок обнаружил в колоде три карты с надписью "то самое" и вспомнил, что они были своего рода "гадальными джокерами", появление хотя бы одной из этих карт означало, что в жизни того, кому гадают, все правильно. Не "плохо" и не "хорошо", а именно ПРАВИЛЬНО. Это понятие (вернее, связанное с ним глубинное чувство согласия с ходом вещей) всегда заменяло мне тот "нравственный закон, который внутри", и все прочие нравственные и безнравственные законы, которые, очевидно, "снаружи".

И тогда я понял, что оборвать рассказ о самодельной гадательной колоде на середине, воздержавшись от "красивого" финала и даже от сколь-нибудь вразумительных выводов, оборвать и больше никогда к нему не возвращаться - это "то самое". Не знаю, почему, но так надо, потому что "это правильно".

P.S.
А надпись на тузе червей, который демонстративно выпал из колоды мне на колени, гласит: "первые симптомы демиурговой болезни", что, согласитесь, все-таки забавно.