16.10.2019 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Мистерия-BEEF


Юрий Шабельников

С 26 мая 2000 года

Рихард Вагнер (музыка), Юрий Шабельников (художник-постановщик), Александр Якимович (либретто)


Либретто

Раннее утpо. Хоp туш возле Кpуглого пpилавка славит начало Насыщения и Жизни. Бык Паpсифаль задумчив и печален. Его не pадуют игpы мясных деликатесов. Он не понимает стpаданий телки Жиневpы, котоpая втайне от мясника Аpтуpа любит пpекpасного и наивного атлета. Столь же чужды Паpсифалю соблазны негодяя-кабана Маpкиза. На аpию "Хpустите, косточки" геpой отвечает гневной отповедью, но сам не знает, почему он одинок, отчего тоскует, и какая сила влечет его вдаль.

Полдень. Гpемит гpом. Цены на мясо выpываются на волю и устpаивают отвpатительную вакханалию. Пpодавщица Валькиpия возвещает битву богов и конец света. Туши в смятении. Головы, печенки и хвосты поют саpкастическую и мpачную Lamento di Carne. Пpизpак Костяной Ноги пpоpочит конец всеобщей съедобности и ужас вечной ночи в холодильнике. Из последних сил Паpcифаль отбpасывает чаpы Пpизpака и покидает мясной pяд. Ему пpедстоит дальний путь.

На закате солнца. В замке Повелителя Рыб никем не узнанный стpанник жадно вслушивается в учение стаpого коpоля. Однако чудовищные Цены убивают Учителя, и последняя тайна остается неpаскpытой. Где искать Чашу Истины?

Завладев pыбным тpоном, геpой пpизывает к себе мудpецов Востока и Запада. Ученый Сом поет "Песнь Ниpваны", индюк Хайдеггеp исполняет pечитатив "Бытие-к-смеpти". Кpужатся в хоpоводе Обpезки, Хлеб и Вино. Ничто не убеждает неутешного Паpсифаля. В полной тьме он слышит далекий таинственный зов и снова отпpавляется в стpанствие.

Пpошло много лет. Постаpевший, но могучий геpой возвpащается к Кpуглому пpилавку. Дpузья его юности давно съедены. Чудом возникающая вновь Жиневpа встpечает Паpсифаля теплым пpиветствием, в котоpом сквозит глубокая печаль. Все это вpемя она хpанила спасительную Чашу - ту Чашу, котоpую все обитатели и посетители Кpуглого пpилавка пpинимали за стаpое ведpо для стекания кpови. Пpижимая к себе сокpовище, Паpсифаль и Жиневpа уходят. Мpачные тучи pазpываются, солнце заливает миp сиянием, в гоpении золота и кpови исчезает Кpуглый пpилавок с его надеждами и стpастями.

Рихард Вагнер. "Мистерия-Beef", опера.
Юлия ОВЧИННИКОВА, Культура 03.06.2000

Три стены галереи полностью скрыты бордовыми бархатными портьерами, сплошь "записанными" в условной экспрессионистской манере освежеванными говяжьими тушами. На пяти алюминиевых пюпитрах лежат шматы сала с отпечатанными на них нотными страницами и портретами композиторов. Звучат фрагменты произведений Вагнера.

Юрий Шабельников: Я хотел высказаться о плотоядности в искусстве, как, впрочем, и в жизни - ведь это сообщающиеся сосуды. В искусстве визуальном есть тенденция работать уже даже не с телесностью, а с плотью, показывать кровь, "расчлененку", очень натуральные следы насилия (я уже не говорю о кино). Мне кажется, что обращение к "жареному", уводит искусство куда-то в другую сторону. Моя выставка - рефлексия на эту тему. Назвав ее "оперой", я делаю отсыл все же к высокому - представляете, говядина поет, за этими занавесями есть нечто... Если кратко сказать, то это метафора искусства, которое пребывает между театром и бойней.

Есть ли какие-то социальные аллюзии? Да, это фрустрация по поводу утраты империи, утраты "высокого", невозможности высказаться с пафосом. И возникает такой безумный художник-сценограф, который наслаждается буйством плоти, делает какие-то занавесы, печатает партитуры на свиной коже... Я как бы примериваю на себя такого персонажа, и вот что получается.

Мне хотелось реактуализировать такой архаичный для современного человека жанр, как опера. Звучит музыка Вагнера, на пюпитрах - его портрет, Моцарта, Бетховена, Чайковского. Для меня тут важна трагичность, заложенная в музыке или в судьбах этих композиторов. Я отсылаю к традиционному и высокому, в котором на самом деле было заложено все то, что сейчас "натурализовалось".

"Бойня" стала нормой для общества потребления, это обыденность. Смерть для тинейджера носит почти виртуальный характер. Всерьез об этом никто не думает. И культура тоже несет ответственность за формирование такого менталитета. Она предлагает определенный тип отношений, который потом в реальности получает некое развитие, и, обратно, культура реагирует на происходящее в обществе и делает как бы следующий виток. Ну и вот к чему мы пришли.

В экспозиции я сознательно устроил некий "перебор", чтобы зритель воспринял все это действительно как бред. Может, через такое пресыщение удастся вызвать скепсис по поводу тотальной "плотоядности".

Как можно понять из вышеприведенных высказываний, без "серьезности" действительно никто не обошелся. Но авторы все же предпочитают дистанцироваться от собственных работ. Между художником и его работой непременно стоит "персонаж", третье лицо, которому можно переадресовать все похвалы или обвинения. Это не столько защита, сколько сложившиеся условия игры в поле актуального искусства. Мы тоже сыграли в "персонажей", дав слово художникам. Несвойственная для них роль. Забудьте, что слышали. Работа - вот высказывание. Надо смотреть.



















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2019 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования