19.10.2019 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Гипермусульманин (Пастан)


Ербол Мельдибеков

20 марта - 7 апреля 2006 года



Брат мой, враг мой

Брат мой, враг мой
Власть и почва

Торчащие из земли головы врезались в нашу коллективную культурную память еще со времен "Белого солнца пустыни", став символом среднеазиатской политической борьбы, братоубийственной и безжалостной. Казахский художник Ербол Мельдибеков работает со структурами национального бессознательного, с образами агрессии. Среди них – люди, закопанные по шею в землю, – это со времен кочевников, говорит Ербол, с тех пор почти ничего не изменилось. После крушения советской системы в Центральной Азии оставшиеся у власти первые секретари установили архаические, автократические режимы, где коммунизм, ислам и язычество борются друг с другом.

Впечатляющие образы Ербола Мельдибекова стали эмблемой среднеазиатского павильона на биеннале в Венеции. "Ты откуда, что за страна? – спрашивали арт-туристы казахского художника. "I am from Pastan", – коротко отвечал Ербол. "O, Pastan!" – понимающе кивали любознательные европейцы, узнавая фонетические очертания среднеазиатских тираний и мысленно помещая этот Пастан туда, где Узбекистан, Туркменистан, Афганистан, Пакистан. Между двумя последними уже мерцает виртуальный Вазиристан – мечта, лелеемая Бен-Ладеном.

Хороший художник выражает коллективное бессознательное. Видеопроект "Пастан" – это провокационная и честная работа с агрессией, – основным, по мнению художника, содержанием азиатского коллективного бессознательного. Художник документирует перформанс, который он устраивал в Бишкеке на площади, – через две недели после того, как она была полита кровью. В этой работе Ербол создает образ Азии как трудно переносимый психо-эстетический коктейль, в котором агрессия и покорность смешиваются с реальностью массовых расправ над людьми в Андижане и Бишкеке.

Искусство Ербола – оглушительно визуально и непосредственно. Это искусство прямого действия, исключающее любование и эстетский поиск. Для него насилие как форма первобытной власти связана с инстинктами, с восточным типом самочувствия. Поэтому он превращает насилие в искусство. Эмоциональный отклик на провокативное обнажение ситуации для Ербола Мельдибекова гораздо ценнее внутренних проблем искусства.

Художник претворяет реальную ситуацию в художественном пространстве, обнажает ее и предъявляет зрителю. Чаще всего реальность в таком виде оказывается непереносима и вызывает отторжение у зрителя. Такая искренняя реакция – на уровне инстинктов – свидетельство попадания в самую суть национальной проблематики.

Что отличает восточное искусство от западного? По мнению Ербола – подвижность. Эстетическая аутентичность Востока связана с прикладной пользой искусства, с возможностью произведения находиться на теле или в руке, украшать коня или беседу, но никак не висеть на стене, как на Западе. Потому что у кочевника нет стены. Но есть жаркая почва, камень, песок и дрожащий от зноя воздух. Из восточной традиции искусства как чего-то, находящегося в движении, вырастает шокирующее переосмысление "Черного квадрата" Малевича, этой авангардной иконы, как фигуры распада и разложения, – подвижной, живущей недолго и предшествующей возврату в первозданную неизменность, в прах, в небытие, почву.
"Черный квадрат" Ербола Мельдибекова – динамическая фигура среднеазиатского авангардного эстетизма, образованная на короткое время черными трупными червями, сжирающими мертвую плоть и уползающими в землю.

Беспредельная авторитарная власть средней Азии нуждается в институциональном противовесе. Каким он может быть в стране, где оппозиции не существует? Страна с архаической авторитарной властью, находящей опору в кровавом подавлении и грубой силе с неизбежностью порождает радикальный ислам, считает художник. В нем концентрируется оппозиционность.
Пластика подавления пропитывает художественный язык Ербола. Проект "Гипермусульманин" – половинка, мужская часть проекта, исследующего телесную обыденность Пастана. Обрезанный в детстве, художник делает себе повторное обрезание, как бы усиливающее телесную принадлежность к исламу, зрителю предъявлена документация этого процесса. (Женская часть проекта, не показанная на выставке, предполагает документацию операции по восстановлению девственности, из которой радикальный ислам сделал предмет повышенного спроса.)

В точных и жестких образах Ербола сконцентрированы и суть той шокирующей Запад реальности, которая создана средневековой авторитарной властью, и понимание обобщенного образа Средней Азии Западом.

Александр Евангели




















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2019 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования