16.10.2019 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Гурии и рецидивы


Алексей Каллима

22 апреля - 8 мая 2004 года



Гурии и рецидивы. Фрагмент. Холст, уголь. 2004

Гурии и рецидивы. Фрагмент. Холст, уголь. 2004
Первый зал выставки

Первый зал выставки
Фрагмент фрески в первом зале

Фрагмент фрески в первом зале
Первый зал выставки

Первый зал выставки
Фрагмент фрески в первом зале

Фрагмент фрески в первом зале
Полная экспозиция
В мечтах и грезах смутно вижу рай
но не могу представить райских гурий
.
Тимур Муцураев

"Эти слова популярного чеченского барда, поющего на русском языке, записавшего около восьми альбомов, вдохновили меня на создание этой серии. Гурии в исламской мифологии — райские девы, встречающие в преддверии райского сада погибшего в бою раненого шахида.

Реци—дивы — музы самокритики, разъединяющие в клетках мозга остаточные звенья реальности, зовущие потанцевать на мертвую поверхность стен".

Алексей Каллима


Название проекта Алексея Каллимы, который представляет наша галерея, разворачивает вспять привычный ход мыслей относительно понятия трансцендентного: гурии, заоблачные девы, являются, по логике, воплощением земных представлений о невинности и красоте. Сейчас же автор представляет нам гурий в первую очередь, а уж затем - их вторичные ипостаси. Кто же это, кто же может быть, спрашивается, повторениями гурий, рецидивами рецидивов? В чем отражаются, по замыслу художника, небесные сферы?

Выставочное пространство галереи разделено на две части: небесное и земное. И если в зале с райской тематикой небо предстает как бескрайняя золотая пустыня, то в сценах какого-то полуподвального этажа, котлована, над которым идет строительство, символизирующих мирскую юдоль, небо видно лишь узкой полоской из-под сдвинутой потолочной плиты. И вместо округлостей прекрасных женских тел его заслоняют силуэты строительных кранов.

Следуя логической последовательности, предложенной автором, станковые произведения искусства, запечатлевающие здесь райские эпизоды посмертного существования убиенных чеченцев, порождают дальнейший ряд образов на неограниченной плоскости стены, в которых гурии являются нашему взору уже вполне узнаваемыми тинэйджерами, курящими в котловане столичной стройки. Здесь неожиданно характер изображений становится еще более расплывчатым, очертания фигур сливаются с дымовой завесой - создается впечатление, что эти девы подземелья рождаются из клубов дыма, как такие венеры преисподней. При переходе из верхнего «регистра» в нижний меняется, помимо цвета и фактуры, и композиционное движение фигур. Если на небесах фигуры дев предстают в ракурсах движения по вертикали, то в подвальной сцене художник экспериментирует с вращением фигур вокруг своей оси, штопором - они крутятся, словно джинны, заключенные в бутылках. Призрачная природа показывается автором через несколько стадий проявления: вот это еще только контурный силуэт, вот появляется лицо и глаза, а вот уже хохочет в вызывающей майке девица плотного телосложения.

Однако, несмотря на очевидное тематическое противопоставление, внутренней оппозиции частей в проекте нет - легкая эскизная графическая манера Каллимы почти не меняется при переходе от одного сюжета к другому. Строго говоря, в росписях-фроттажах, как и в картинах, мы видим лишь графику, никакой живописи здесь нет. «Живописна» лишь сама форма подачи сцен потусторонней реальности, где, согласно Корану, правоверных мусульман встречают и развлекают в дальнейшем черноокие девы (так переводятся «гурии» с арабского).

Подобный ход событий, предполагающий спускание с заоблачных высот на грешную землю, в целом очень типичен для творчества художника. Собственно, в этом проявляется всегда декларируемый автором приоритет фантазии и, так сказать, виртуальной реальности над визуально наблюдаемым миром. Однако следует заметить и еще одно, очень важное социальное значение этого объединения монументальной и станковой форм изобразительности, которую предлагает Алексей Каллима. Здесь счастливым образом разрешается вечный конфликт между художественным продуктом и спонтанным творческим актом: имматериальная природа воображения побеждает косность и дискретность картинной формы, как бы «выплескиваясь» за ее пределы.



















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2019 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования