14.10.2019 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Любовь


Гор Чахал

23 июня 1999 года



Федор Ромер (Итоги)

Первые две недели московской арт-жизни выдались донельзя печальными по причине тотальных празднеств, "бессмысленных и беспощадных". Увернуться от навязанного сверху юбилея большинству галерей и музеев не удалось, решиться на подобающую критическую дистанцию - не хватило сил. Последнее понятно и в чем-то даже извинительно: в преддверии пресловутого 850-летия художественный официоз развернулся во всю мощь.

Отметиться перед мэрией постаралось немало достойных институций, но у всех верноподданнических жестов оказался одинаково бесславный результат. И милая выставка пейзажей "Москва и Подмосковье" в Музее личных коллекций, и помпезная акция "Красная Москва" в Манеже, и совсем уж маргинальные "Московские образы" в галерее А3 (перечисляем наугад) равны по необязательности и унылости. Одна отрада: гора Третьяковки почему-то не родила к празднику очередную мышь, оставшись ни при чем и разумно ограничившись своим еще весенним "Веком Екатерины". В общем, лавина выставочного мусора слилась с селевыми потоками городских торжеств, грозившими вынести все человеческое.

Занятно, что на праздничной неделе лишь две галереи, причем занимающиеся "бесчеловечным" актуальным искусством, одновременно заговорили именно о человеке и человеческом, представив двух очень разных и очень близких художников. У Марата Гельмана открылась выставка Гора Чахала "Любовь", в L-галерее - выставка Семена Файбисовича "Холодок бежит за ворот". (Первая, как ни странно для социально озабоченного Гельмана, к 850-летию никакого отношения не имеет, что, видимо, выражает позицию галериста. Вторая - демонстративно посвящена юбилею, что выражает позицию художника.) Принадлежащие к разным поколениям Файбисович (ставший известным еще в конце 70-х) и Чахал (появившийся на московской сцене уже после перестройки) действительно близки, занимая в нашем современном искусстве архаичную позицию романтиков-идеалистов, бегущих от требований и запросов ситуации. Оба озабочены выживаемостью традиционной изобразительности, не существующей для нынешних художников и критиков, которым мозг заменил глаза и сердце. Оба декларируют отчетливо выраженную авторскую позицию, высказывание от своего имени, последнюю искренность в век, когда все относительно. Оба говорят о банальных, простых, традиционных вещах - о мире и человеке в нем. Оба из области эстетики плавно сползают в область этики, не понижая при этом художественного качества работ. Наконец, искусство Файбисовича Д.А.Пригов назвал "гиперреализмом с человеческим лицом", а прошлогодняя выставка Гора Чахала все в той же L-галерее именовалась "Искусство с человеческим лицом".

Правда, это самое "человеческое лицо" в московскую художественную ситуацию они возвращают по-разному: Файбисович с помощью реалистической живописи маслом по холсту, Чахал с помощью новейших технологий, компьютерной печати, сканера, фотографии.

Выставка "Любовь" продолжает серию работ Чахала, главные герои которой - фигуры из глины, снятые как бы в инфракрасных лучах прибора ночного видения и превращенные в куски магмы, разрываемые внутренним теплом. Взгляд прибора для Гора - гарантия объективности, гарантия действительного присутствия теплоты и энергии у вылепленных персонажей, на этот раз самозабвенно занимающихся любовью. Если в реальном мире человек давно потерял жар, теплоту и силу, то художник возвращает их хотя бы с помощью компьютерных хитростей, выстраивая свой идеал истинного бытия.

Но если Чахал в поисках "человеческого, слишком человеческого" уходит в виртуальные дебри, в эстетизированные пространства, Файбисович смотрит прямо в глаза убогому, сирому миру, смотрит до рези в собственных глазах, тем самым воскрешая "человеческое" в самом себе. Квазигиперреализм Семена Файбисовича всегда выступал средством самотерапии. В начале 80-х холсты, на которые он переносил фотографии тягомотной советской реальности, помогали избавиться от ее наваждений, переиграть в "гляделки" этого могущественного удава (если использовать метафору самого художника). И таким образом остаться человеком. После крушения империи из картин Файбисовича ушла прежняя прямая социальность, его заинтересовали более безобидные оптические игры - передача эффектов зрения, деформированного непрерывным глядением. Это живопись инвалида "гляделок", уже избавленного от необходимости всматриваться в московские виды, от которых действительно "холодок бежит за ворот", - но уже не способного отвести от них профессиональный взгляд. К человеческим жертвам парадно-официозного существования Москвы двух последних десятилетий относятся не только скорбные герои картин Файбисовича, но и сам автор.

Собственно об этом и последняя выставка, состоящая из давних работ советского и постсоветского периодов. Но холсты дополнены небольшой инсталляцией из липучек для мух, усеянных насекомыми, и ловушек для тараканов с трупиками внутри (из ловушек выложено "Москва-850"). Все мы - дети твои, Москва, насмерть приклеившиеся к тебе, пойманные тобой...

Так что о человеческом измерении жизни большого города в дни торжеств напомнили лишь идеальные виртуальные любовники Гора Чахала и правдивые слепые пятна на холстах Семена Файбисовича.




















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2019 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования