14.12.2019 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Космические путешественники


Татьяна Антошина

6-26 июня 2006 года



                                                                      – Из 
Москвы – в Нагасаки,

                                                                             
     – Из Нью-Йорка  –  на Марс!  *

 
 
Согласно философским воззрениям русских космистов 19 – начала 20 веков – Вернадского, Федорова, Циолковского – люди со временем научатся летать, преодолевая гигантские пространства и тяжесть собственного тела; научатся восстанавливать утраченные органы, жить вечно и сохранять молодость. Появятся новые средства массовой коммуникации, способные объединить мир. И больше того, – все некогда живущие на Земле – вернутся к жизни, и человечество распространится сначала в солнечной системе, – а потом – во всей Вселенной.

Русские космисты не были пустыми мечтателями – идею выхода за пределы Земли им удалось осуществить в середине прошлого столетия. Благодаря их усилиям первый в мире человек – Юрий Гагарин – полетел в космос. Россия, и вся человеческая цивилизация, с замиранием сердца следили за полетом. Миллионы людей встречали космонавта с восторгом и ликованием. Его слава была несравненной. Тема космоса, научных открытий, будущего – овладели умами человечества. Мода, музыка и кино, дизайн и архитектура – все было охвачено космическим пафосом.

Но сменились поколения, и время энтузиазма уступило место времени застоя и терактов. Освоение космоса не прекратилось, но отошло на второй план. К сожалению, наука не всегда служит прогрессу. Уныние и тяга к разрушению могут привести к тому, что человечество, – столь уникальное во Вселенной, – уничтожит себя как вид. Многие это осознают и чувствуют. Люди устали от декаданса в жизни и искусстве.

Однако основания для оптимизма есть: азиатская цивилизация, полная энергии и устремленная в будущее, потрясает своим размахом; планы русских космистов на наших глазах реализуются – появились интернет и сотовая связь – мир начал объединяться. Стволовые клетки и клонирование стали реальностью – очень скоро люди начнут восстанавливать больные органы. Ведутся научные опыты по телепортации. Космические путешествия – это будущее, которое уже приходит. Я мысленно продолжаю работу русских космистов, столь блистательно осуществленную в середине 20 века. Вижу, как мечтатели и странники, космические путешественники с надеждой и энтузиазмом смотрят через иллюминаторы в открытый сияющий космос, бездну, полную звезд.

 
 
* Игорь Северянин, "Ананасы в шампанском"

 

Небо, Гагарин, девочка


Татьяна Антошина имеет репутацию гендерного художника, хотя это не более чем удобное объяснение немужского искусства, существующего в мужской культуре и взыскующего любви и свободы от гендера. Новый проект в галерее Гельмана – не об этом, и больше ни слова о гендере.

Цикл картин-тондо под названием "Москва – Марс 2006. Космические путешественники" рассказывает о всемирной эйфории, которая сопутствовала первым полетам в Космос. Работы инспирированы самым первым детским воспоминанием, говорит художница. Она подобралась к истокам своей памяти и обнаружила в этой творческой пренатальности восторг и ликование.

Круглый формат напоминает об итальянском Ренессансе и русском Авангарде, и весь проект подспудно натягивается на эти жизнеутверждающие спицы, которых на самом деле нет. Что же есть? Проект идеологически размещается в утопических размерностях русского космизма, стилистически – в эстетике поп-арта, приглушенной апелляцией к советскому и разбавленной отсутствием поп-арта в СССР. Студент-очкарик читает книжку "Русский космизм", люди радуются, как дети, 12 апреля 1961 г. Все искренне, честно, всенародно и впереди светлое будущее, коммунизм – уже завтра реальность.

Итак, на дворе Гагарин, первый день космонавтики ("тогда мы этого еще не знали"), ребенок совсем маленький, и картины – как бы его первое воспоминание. Эстетические параметры проекта непосредственно следуют из детского самоощущения, малого роста, восторженного взгляда на мир снизу вверх, на радостное небо над большими смеющимися людьми. Ракурсы Родченко связаны с тем, что именно так смотрит ребенок – снизу вверх.

Это проект, в котором жизнь первична, хотя обычно поп-артовскому проекту предшествует некий опережающий жизнь имидж, морковка перед осликом. Эстетика здесь – следствие экзистенциальной установки, определяемой, в свою очередь, тем, что во взрослого художника инсталлирована и запущена детская память. Отсюда не только ракурсы, но и приглушенная кислота – иначе в СССР просто не умели печатать, краска так лежала на серо-желтой рыхлой бумаге.

Главный визуальный и пластический мотив нового проекта Татьяны Антошиной определяется мыслью о том, каким мог быть советский поп-арт, если б он был в то время. Это мысль о стиле, который способен вместить детские эмоции, подходящие больше для танца или музыки, для спонтанного артистизма, но Антошиной нужно отыскать органичную живописную форму, и решением оказывается эстетика несуществующего советского поп-арта. Симуляционистская гипотеза Татьяны Антошиной убеждает современного зрителя сразу и целиком. Легко прочитывается ностальгический микс – надежд, казавшихся реальными, и жизни, в которой тотальное обещание вытесняло унылую обыденность, оптимизма и памяти о наивной эпохе первых полетов в космос.

Эмоционально получается высказывание утешительной чистоты и ясности – о Космосе над головами, о том, что он неизбежен, как смена ракурса с ростом ребенка (дети ведь не сомневаются в том, что вырастут, только ждать надо долго, на их взгляд). Советский поп-арт с его блеклой серовато-зелено-розовой гаммой оказывается конгениален полетам в космос и какой-то тотальной маниакальности, проявлявшей себя в этом безумном, безудержном оптимизме.

Space travellers – не первый опыт обращения к поэтике поп-арта – достаточно вспомнить, например, Andy it's me – вполне знаковый для понимания нового проекта автопортрет художницы. Теперь, обратившись к истокам своей памяти, Татьяна Антошина нашла утопическое сознание, светлое и цельное. Это сознание не связано с идеологической анестезией критической перцепции – оно не имеет ничего общего ни с кукурузными мечтами Хрущева и обещанием коммунизма для следующего поколения детей, ни с наивностью советского патриотизма.

Имя этой грандиозной утопии – русский космизм. Идеи русских космистов – Вернадского, Федорова, Циолковского – фееричны и грандиозны настолько, насколько и очевидны для ребенка, не летающего исключительно оттого, что еще маленький. Язык, на котором говорит художник в этом проекте, оказывается более адекватным и точным для утопии русского космизма, чем тяжеловесный художественный язык эпохи первых полетов в космос. Это утопический язык – то есть буквально язык несуществующего места, если вспомнить этимологию слова "утопия".

Татьяна Антошина сделала проект-утопию – в значительной степени подарок собственному детству с его восторгом и ликованием.

Александр Евангели
Moscow – Mars 2006




















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2019 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования