Галерея М.Гельмана

Игорь Яркевич

Внутри и вокруг русской литературы



Нынешний политический режим поставил русскую литературу в самую непривычную для нее ситуацию. Впервые за все время своего существования она получила демократическое правительство, которое уже не предъявляет русской литературе идеологических претензий. Но, отказавшись от влияния на идеологию, демократическое правительство отказалось и от любого своего участия в жизни литературы. Власть больше не преследует читателя - не тратит деньги налогоплательщиков на прослушивание его телефонных разговоров и слежку за ним агентов спецслужб, не лезет к нему в душу или в компьютер, не отнимает рукописи и не высылает за границу, но и не поощряет его квартирой, машиной, дачей или хотя бы шапкой.
Дружбы между властью и русской литературой не получилось. Нет общих интересов. Хотя власть и литературу мог бы объединить спорт. Вполне возможен такой футбольный матч, как сборная "звезд" русской литературы против правительства Москвы. Но русские писатели всегда были плохими спортсменами и вряд ли могут стать достойными футбольными или теннисными партнерами новой власти. Постоянное внимание Советской власти к писателю делало его достойной и уважаемой фигурой в обществе, заставляло всегда быть в отличной литературной форме. Теперь, когда русская литература потеряла престиж, писателю можно ностальгировать о советских временах.
Русская литература покинула самое излюбленное место своего существования - кухню. Кухню она уже покинула, но до гостиной пока еще не дошла.
Русской интеллигенции, самoму верному и преданному поклоннику русской литературы, уже нет дела до русской литературы. Русская интеллигенция сама находится в состоянии разобранной постели. Для русской интеллигенции отечественная литература была всем: политикой, бизнесом, медициной, журналистикой, деревообрабатывающей промышленностью. Но теперь, когда интеллигенция увидела, что русская литература не может вывести Россию из социально - экономического тупика, она обиделась на литературу.
Русской литературе приходится искать новые пути к новому читателю. И одним из таких путей может быть ее сращение с преступным миром. Тем более что русская литература долго старалась сделать из уголовника "приличного" персонажа. И криминальная среда просто не может не ответить по своим же специфическим законам чести взаимной любовью русской литературе. И таганская и люберецкая, и другие преступные мафиозные группировки должны учредить ежегодные литературные премии для русских писателей. И по размерам эти премии не будут уступать Букеровской или "Триумфу". Преступные группировки могут так же позаботиться и о том, чтобы любимый писатель жил в квартире с удобным кабинетом в престижном районе Москвы. Ведь если писатель не успел получить квартиру от советской власти, то теперь ему получить ей практически не от кого. А купить ее невозможно даже на литературные премии - поэтому вся надежда остается только на неравнодушные к русской литературе преступные группировки.
Русская мафия сейчас активно выходит на мировой рынок. Влияние на русскую литературу - дополнительный козырь русской мафии на мировом рынке.
Возможны и другие варианты. Русскую литературу достаточно долго берегли от вопроса, задаваемого отважной партизанке на допросе в гестаповских застенках: "На кого ты работаешь?". Теперь на этот вопрос русская литература может ответить вполне конкретно. И тогда на смену "Бедным людям" и "Униженным и оскорбленным" придут "Богатые люди" и "Уважаемые и обеспеченные" - биографии руководителей "МММ" или "Русского дома Селенга". Биография "нового русского" станет доминантой нового русского романа. Но, чтобы удовлетворить вкусы богатых и взыскательных заказчиков, русской литературе придется привыкать к счастливым концам. Ведь ней всегда все так печально! Погиб Печорин, погиб Хаджи-Мурат, погибла Настасья Филипповна, погибла и Анна Каренина... Судьба слишком многих персонажей из классического наследия если не трагична, то всегда тяжела и печальна. Теперь же для русского писателя пришла, наконец, пора учиться писать счастливые концы. Но перемены необходимы не только в изменении интенции русской литературы. Должен радикально измениться и сам писатель. Русский писательский имидж станет неузнаваем. Это будет имидж писателя нового времени.
Разумеется, такой писатель будет физически сложен идеально. Современный русский писатель станет Шварцнегером и Сталлоне одновременно, и его выпуклая мускулатура станет образцом для подростков, прогуливающих уроки физкультуры. Вообще прием в русскую литературу будет напоминать прием в отряд специального назначения или космонавтику.
Такой писатель откажется от всех вредных привычек москвоской богемы - табака, алкоголя и беспорядочных половых связей. Вместе с рукописью писатель станет представлять издателю справку из наркологического и кожно-венерического диспансеров, что не состоит там на учете. Монах, аскет, атлет - таким будет имидж писателя нового времени. Такой писатель также должен быть безукоризненно светским воспитанным человеком - пьяные дебоши и прочие хулиганские выходки станут страницами истории литературных нравов. Такой писатель сможет достойно представлять русскую литературу на тусовках и презентациях. Ему всегда будут рады в ночных клубах и модных ресторанах.
И тогда все будет хорошо. Одичавшие друг без друг друга читатель и писатель снова будут вместе.


Guelman.Ru - Современное искусство в сети

Rambler's Top100