Галерея М.Гельмана

Игорь Яркевич

Неизвестный солдат - 2



Когда-то давно в России произошла Великая Октябрьская социалистическая революция.
Революция принесла России много неприятностей. Уехал за границу политик Керенский. Потом уехал за границу философ Бердяев. Изнасиловали гимназистку Катю. Матрос Железняк остановил белогвардейский поезд. Поэт Блок перестал писать стихи. Эсеры навсегда поругались с Лениным. Родилась Красная Армия. Финляндия и Польша получили независимость. Расстреляли Николая Второго.
Постепенно забывают Керенского и Железняка; Катю уже забыли давно. Нет былого уважения к Блоку и Бердяеву. Эсера не отличают от Ленина. Красную Армию переименовали в Советскую, а теперь и вовсе в Российскую. Польша забыла русский подарок; Польша забыла, что когда-то именно Россия дала ей независимость, и не хочет пускать на свою территорию русских туристов. А вот Николая Второго помнят. Николая Второго не забыли. Николаю Второму наконец-то нашли достойную могилу.
Хотя в гибели Николая Второго национальной трагедии вроде бы не было. Николая Второго не очень любили. И не потому, что он был плохим политиком и плохим военным. И не потому, что жена у него говорила с немецким акцентом. Не любили его прежде всего из-за бороды. После Петра Первого в России безбородых царей не было - одни бородатые. Правда, бороды не было у русских императриц. Но русским императрицам отсутствие бороды нельзя ставить в заслугу. Это все-таки не их заслуга, а природы.
Постоянное наличие бороды у русских императоров во многом подорвало в России уважение к монархизму. Трагедию Николая Второго оценили японцы. Для Акутагавы Рюноске расстрел царской семьи был главным результатом русской революции. Но это японцы. Японцы любят не только рис, рыбу и соевый соус, но также детей вообще и царских детей в частности. А вот в России детей не любят. В России детей бьют, ставят в угол, заставляют плясать голыми на чердаках и отбирают карманные деньги. Любовь же к царским детям закончилась в России на царевиче Димитрии. После царевича Димитрия любви к царским детям не было. Царских жен в России тоже не любили. Да и сами цари тоже не любили своих жен; жены им быстро надоедали. Иван Грозный, конечно, случай экстремальный, но в основном русские цари относились к своим женам, как Иван Грозный. Только не убивали.
Жену царя принимали за продолжение царской бороды. Царская борода мешала царю поцеловаться с народом. Борода, даже царская, всегда опасна. Борода может уколоть, Бородой можно задушить. Царица, как и царская борода, не давала народу общаться с царем.
Но Николая Второго мало интересовало - любили его или не любили, поскольку Николай Второй был тайным буддистом. Вполне вероятно, что у него под подушкой лежал маленький Будда. Он был абсолютно равнодушен к тому, что происходит в России. В России тайным буддизмом никого не удивишь; латентных буддистов в России много. Россия сама тайный буддист; саму Россию мало интересует, что в ней происходит. Скрытый буддизм давно уже стал опорой не только России, но и всего православного мира. Но среди царей тайных буддистов было все-таки не так много.
Возвращения Николая Второго ждут не как возвращения царя. И не как тайного буддиста. Новое пришествие Николая Второго станет новым пришествием Неизвестного солдата.
Похороны Неизвестного солдата - одна из самых трогательных страниц советской эстетической истории. Действительно трогательных. Неизвестный солдат достойно воевал, и его в конце концов достойно похоронили. За Неизвестным солдатом был мощный исторический контекст.
Сегодняшняя ситуация Николая Второго - повторение посмертной ситуации Неизвестного солдата. Неизвестный солдат стал выразителем второй мировой войны. Неизвестный солдат снял грех с русской души за вторую мировую войну. У Николая Второго более глобальные задачи. Николай Второй должен снять грех с русской души за всю русскую историю. Но Николай Второй не тянет на Неизвестного солдата. Николай Второй - Известный солдат.
Россия - страна абсолютно допостмодернистская, и поэтому все, что в ней происходит, несет за собой такое количество пафосного мусора, что пора начинаешь сомневаться в любой возможности существования в этом мире иронии и самоиронии. Что было хорошо при Советской власти, то после Советской власти выглядит плохо. Николая Второго, как и Неизвестного солдата, надо было похоронить чуть пораньше - при Советской власти. Тогда все было бы в порядке. Но при Советской власти Известных солдат не хоронили. При Советской власти хоронили только Неизвестных.
Известного солдата надо хоронить более грамотно, чем Неизвестного. Если его хоронить неграмотно, тогда получится, как с Николаем Вторым. Тогда получится мощный мощный всплеск некрофилии. Похороны Николая Второго сделают честь сексуальному извращенцу самого высокого полета. С Известным солдатом надо быть осторожнее. Известный солдат может преподнести много неприятных сюрпризов.
Неизвестный солдат ни в чем не виноват. Над Неизвестным солдатом были дураки-генералы, которые в итоге и сделали его Неизвестным. Над Известным солдатом, кроме Господа Бога, начальников не было. Поэтому Неизвестный солдат прав априори. А Известный солдат также априори неправ. Неизвестного солдата опозорили дураки - генералы. Известный солдат опозорил Господа Бога.
У могилы Неизвестного солдата в который уже раз ощущаешь трагичность русской судьбы. Думая об Известном солдате, начинаешь догадываться, что к двум извечным русским проблемам - дуракам и дорогам - прибавилась и третья: Известные солдаты.
Неизвестный солдат сделал все что мог. И даже больше чем мог. Известный солдат героически не сделал ничего. От Неизвестного солдата идет энергетика мощного мужского начала. От Известного солдата тоже идет энергетика, но только немного другая - энгергетика фантазий онанирующей самой на себя бюрократии.
Рядом с Неизвестным солдатом хочется верить, что когда-нибудь в России все будет более-менее хорошо. Рядом с Известным солдатом сразу и четко понятно: хорошо в России не будет никогда. От Известного солдата хочется сразу перейти к Неизвестному. Но поздно: Известный солдат перетянул на себя все одеяло Неизвестного.
От Неизвестного солдата не ждут ничего. С Известным солдатом связаны определенные надежды. От него ждут конкретного решения конкретных проблем. От него ждут хороших результатов и высоких достижений. От него ждут, что прервется цепь роковых случайностей. Что начнется полоса счастливых закономерностей. Как только Николая Второго достойно похоронят, из контекста русской жизни сразу выйдет вся гадость, как гной из зажившей раны, - Дантес не попадет в Пушкина, а Пушкин, стреляя в Дантеса, не промахнется. Мартынов в Лермонтова не попадет, а Лермонтов в Мартынова попадет. Гоголь не сожжет второй том "Мертвых душ", а отдаст его надежному издателю. Кутузов не отдаст французам Москву. Сталин вообще не родится; мама Сталина сделает аборт. И Берия не родится; у мамы Берии произойдет выкидыш. Ленин родится, но в раннем детстве, катаясь на санках, получит серьезную черепно-мозговую травму и не будет способен к активной трудовой деятельности. Толстой помирится с женой и не уйдет из Ясной Поляны. Гимназистка Катя спрячется от разъяренных красноармейцев на чердаке. Белогвардейский поезд объедет матроса Железняка. Каплан перед покушением на Ленина несколько раз сходит в тир и научится хорошо стрелять. Где-то в середине восемнадцатого столетия на всей территории России произошли резкие климатические изменения; неожиданно потеплело. Зима стала теплее, ни заморозков, ни подморозков, Нечерноземье дает столько же урожая, сколько и Черноземье. Не Солженицына выслали из страны, а Солженицын выслал из страны всю партийную номенклатуру. Не Сахарова сослали в Горький, а Сахаров сослал в Горький Брежнева и Суслова. Не русские танки вошли в Прагу, а чешские - в Москву. В 1934-м не большевики взорвали храм Христа Спасителя, а люди церкви взорвали главное здание большевиков. Войну с немцами выиграли не за четыре, а за два года. У каждого русского человека - своя отдельная квартира, и причем не одна, а две. У лучших людей России - по три отдельных квартиры. Не американцы присуждают раз в двадцать лет русским фильмам "Оскар", а русские иногда удостаивают американский кинематограф вниманием. Самые дорогие и самые лучшие фильмы снимаются в России, а самые бедные и самые плохие - в Америке. Поэтому американские фильмы не смотрит никто, а русские фильмы смотрит весь мир. Американцам только и остается, что пиратским способом тиражировать русские фильмы. Русский рубль - самая надежная валюта мира. За последние несколько сот лет русский рубль упал только один раз - когда Суворов шел через Альпы. Русское правительство только один раз замедлило выплату пенсий и зарплат - когда Чингисхан слишком близко подошел к Москве. Русское правительство не только не продало Аляску, но и купило Флориду и пляжи Калифорнии. Русские рестораны - самые дешевые, а еда в них - самая вкусная; вот так или примерно так достойные похороны Николая. Второго смогут изменить русский контекст в лучшую сторону в прошлом, будущем и настоящем.
Слава Николаю Второму! Слава ему будет только в том случае, если он окажется Неизвестным солдатом - 2. Но если он будет похоронен в качестве Известного солдата, то славы ему не будет. Известному солдату слава не нужна. У Известного солдата и так все в порядке было при жизни. Посмертная слава ему будет только мешать.
Но вообще-то хорошо, что Николай Второй наконец-то нашелся. А вот Мандельштам - нет. Мандельштама тоже нужно найти. Мандельштам, в конце концов, писал стихи значительно лучше, чем Николай Второй управлял государством. Хотя, конечно, мог писать и лучше. Хорошему предела не бывает. Русское сознание находится в перманентном кризисе. Русское сознание мечется из стороны в сторону. И то, что оно оказалось в той стороне, где Николай Второй, и именно его выбрало для того, чтобы снять грехи с русской истории, не так-то плохо. Могло бы выбрать и Гитлера. Гитлер, в конце концов, тоже воевал с большевиками и тоже неизвестно где похоронен.
Может быть, Неизвестный солдат - 1 и Неизвестный солдат - 2 еще подружатся. Может быть, они даже станут ходить друг к другу в гости.


Guelman.Ru - Современное искусство в сети

Rambler's Top100